<<
>>

3.1.4. О долгосрочной стратегии развития отечественной энергетики


Будущее экономическое развитие страны существенно зависит от выбранной стратегии развития энергетики — одной из главных ценооб-разующих и жизнеобеспечивающих отраслей. Российская энергетика переживает сейчас глубокий многофакторный кризис. Здесь множество аспектов: экономические, управленческие, технологические, экологические, социальные и др. Всё это диктует необходимость разработки новой энергетической стратегии в стране. В формировании основ такой стратегии участвовали ведущие институты РАН и члены Национального экономического совета [76, 77]. Последний вариант Энергетической стратегии России (ЭСР) до 2020 г.
был принят в мае-июне 2003 г. Главенствующая роль в стратегии по-прежнему отводится топливно-энергетическому комплексу.
Вопрос состоит в том, насколько планируемая энергетическая стратегия адекватна прогнозируемому развитию экономики страны в ближайшие два десятилетия. По самым благоприятным прогнозам, среднегодовые темпы роста объёма ВВП в десятилетней перспективе могут со-ставить 7-8% [78], т.е. объём ВВП за указанный период увеличится максимум в 2 раза. В то же время, по прогнозу, тарифы на электроэнергию до 2010 г. могут возрастать с темпами 33-35% в год [79], опередив за 10 лет темпы роста ВВП на порядок. По прогнозу ЭСР, средняя величина тарифа на электроэнергию в 2020 г. составит 4-4,5 цент/кВт-ч, т.е. за 17 лет тариф возрастёт всего в 1,5-2 раза. Однако это явно не соответствует действительным темпам. Даже с учётом только возможных темпов инфляции получатся существенно большие величины. Планируемое вступление в ВТО потребует значительного увеличения цен на газ для выравнивания их с мировыми. Кроме того, встаёт естественный вопрос: из каких резервов будет финансироваться столь грандиозная программа по ЭСР, если не из средств, полученных благодаря росту тарифов? В связи с прогнозируемым долгосрочным и постоянным темпами повышением мировых цен на нефть и газ вследствие истощения их ресурсов к 2020 г, следует ожидать неизбежного роста темпов увеличения тарифов на энергию, что ещё больше усугубит кризисную ситуацию в производственной и социальной сферах и отрицательно скажется па развитии всей экономики страны. Следовательно, повышение издержек в энергетической отрасли вследствие необходимого развития (модернизации) ТЭК, а главное, непрерывный рост цен на основные виды органического топлива, который начнёт существенно проявляться уже к концу первого десятилетия (при этом неважно, будет скомпенсирован рост тарифов из бюджета страны или нет), разрабатываемая модель ЭСР будет постоянно тормозить развитие производственного сектора экономики — вплоть до полного сведения его на нет, — при естественном предположении, что доля дохода в бюджете страны от поставок за рубеж остатков топливных ресурсов к этому времени будет значительно снижена. Эта ситуация отображена на рис. 6.
В то же время в Энергетической стратегии России до 2020 г. планируется увеличение экспорта энергетических ресурсов на 35—56%, причём записано, что это учитывает интересы последующих поколений населения России [с. 101]. Интересно, сколько поколений при этом имелось в виду, если прогнозируемое исчерпание нефти и газа может произойти при жизни нынешнего поколения? Кроме того, в данной стратегии запланировано строительство новых реакторов АЭС (удвоение установленной мощности АЭС), на что требуется затратить 2535 млрд дол. (это, надо полагать, тоже забота о будущих поколениях). На наш взгляд, эти суммы следует направить на увеличение безопасности действующих АЭС, на ликвидацию последствий аварий и деятельности всего атомного комплекса за 50 последних лет, нейтрализацию отходов, на компенсации потерявшим здоровье, в том числе и в самой атомной энергетике.
Основные фонды энергетической отрасли сегодня нуждаются в серьёзном перевооружении: для поддержания энергетики в России необходимо вводить ежегодно до 7 млн кВт мощностей, это потребует инвестиций около 5 млрд дол. в год. [80]. Чтобы обеспечить такую значительную сумму ежегодных инвестиций, у энергетиков страны практически одна возможность: повышать тарифы, используя их дифференцированную инвестиционную составляющую. Компенсация роста тарифов из бюджета страны (как и аналогичное сдерживание цен на хлебопродукты), очевидно, имеет временные ограничения — до тех пор, пока прогнозируемые темпы роста цен на нефть и газ не станут такими, что компенсирующие этот рост затраты достигнут величины, неприемлемой для бюджета. Несмотря на повышение экспортных цен на нефть и газ, объёмы их поставок в долгосрочной перспективе будут неизбежно снижаться вследствие нарастающего дефицита этих ресурсов. Все названные факторы могут привести к экстенсивному развитию экономики страны.
Здесь не поможет и переведение энергетики на интенсификацию потребления угля, так как это неизбежно повлечет за собой существенное обострение экологических и социальных проблем, значительные материальные потери (см. гл. 5). Следовательно, путь развития отечестегни ой энергетики, базирующийся только на традиционном ТЭК, -не лучший для страны.
В работе [81] убедительно показано, что в период депрессии главной задачей является стимулирование нововведений, формирующих новую траекторию экономического подъёма. Причём подчёркивается, что состояние депрессии весьма благоприятно для внедрения принципиально новых базисных технологий, способных ввести экономику в новую фазу длительного подъёма, что в экономической политике особое значение приобретает резкая активизация инновационной деятельности, которая является необходимым условием формирования траектории будущего устойчивого экономического роста [81, с. 83]. Именно таким фактором подъёма экономики и отрасли, и страны может стать иннова-ционное развитие альтернативной энергетики.
Суммарное потребление электроэнергии в России сегодня находится на уровне около 900 млрд кВт*ч. По прогнозам Энергетической стратегии, к 2020 г. производство электроэнергии должно возрасти минимум до 1 240 млрд кВт-ч (т.е. на 37,8%), максимум - до 1 620 млрд кВт-ч (т.е. на 80% см. приложение 7). Следовательно, темпы роста энергопроизводства также существенно отстают от реальных темпов роста тарифов на энергию.
Прогнозируемого уровня производства электроэнергии можно достичь двумя путями: 1) увеличивая установленные мощности ежегодно в среднем на 2,5-6 млн кВт, что потребует около 2,5-4,3 млрд дол. в год (от 30,6 до 73,1 млрд дол. до 2020 г. в основном за счёт роста тарифов или дотаций); модернизируя изношенные фонды (в сумме планируемые до 2020 г. инвестиционные потребности составляют в электроэнергетике 120-170 млрд дол. США, из них на строительство и модернизацию генерирующих мощностей 100-140 млрд дол.) и проводя при этом активное и повсеместное энергосбережение, что позволит существенно снизить затраты на создание новых мощностей (инвестиционные затраты на энергосбережение в энергетической стратегии определены в размере 5070 млрд дол.); 2) одновременно с энергосбережением интенсивно развивать альтернативную энергетику на базе использования НВИЭ.
Энергосбережение, как уже отмечалось, - один из важнейших путей развития энергетики. Затраты на это должны быть выделены отдельным разделом в бюджете страны и бюджетах регионов.
Однако одним энергосбережением всех проблем развития энергетики, разумеется, не решить. Вопрос в том, куда целесообразнее направлять суммы инвестиций: в развитие традиционных технологий, что неизбежно приведет к запредельному росту издержек в отрасли и к экстенсивному развитию экономики страны, к ухудшению экологической и социальной ситуации, или всё-таки найти другой, альтернативный путь?
На наш взгляд, путь один: необходимо, и как можно быстрее, развивать альтернативную (сегодня - нетрадиционную) энергетику на базе огромного потенциала возобновляемых источников энергии. О преиму-ществах этого направления мы уже говорили, здесь же можно только добавить, что экономический эффект только от замещения 1% потребляемого сегодня топлива составит (в сопоставимых цепах) минимум 0,95 млрд дол. в год (вот где реальный резерв для существенного увеличения бюджета). Недостаток у альтернативных энерготехнологий практически один: малая освоенность. В планируемой энергетической стратегии страны предусмотрено, что к 2020 г. мощности нетрадиционной энергетики составят всего 20 млн т у.т. в год (в лучшем случае), или 1,7% от общего энергопотребления к тому времени. Этого, безусловно, недостаточно, чтобы получить ощутимый эффект и, главное, обеспечить сохранение исчерпываемых видов органического топлива. Следова
тельно, и стратегию развития нетрадиционной энергетики необходимо коренным образом менять.
Отправной точкой в разработке энергетической стратегии должны стать не только ожидаемые темпы энергопотребления, но и прогнозируемые сроки исчерпания ресурсов нефти и газа.
<< | >>
A source: BELJAEV JURY MIHAJLOVICH. FORMATION OF MECHANISMS OF THE SUSTAINABLE DEVELOPMENT OF ECONOMY OF POWER BRANCH ON THE BASIS OF STRATEGY OF ALTERNATIVE POWER. 2004

More on topic 3.1.4. О долгосрочной стратегии развития отечественной энергетики:

  1. 2.2.5. Определение приоритетности освоения альтернативных преобразователей энергиl
  2. 2,3.2, Индикаторы определения экономической безопасности машиностроительного предl
  3. 5.2.2. Долгосрочная программа развития альтернативной электроэнергетики в Краснода
  4. 2.3.Оценка целесообразности изготовления конкурентоспособной машиностроительно&#
  5. 5.3. Обоснование методики оценки уровня организационной культуры кооперативной орk
  6. 3.5.Диагностика экономической безопасности ОАО КамГЭСэЯбргострОн 3.5.1 _ Характеристиl
  7. 4.4. Оценка экономических результатов управления материальной сферой организацион
  8. 4.3. Аренда как регионально-рыночная форма управления государственной собственносm
  9. 4.3. Кадровый потенциал потребительской кооперации и тенденции его изменения
  10. 3.2.2 Концепция устойчивого развития энергетики в Краснодарском крае
  11. 3.2.1. Концепция развития полномасштабной альтернативной энергетики
  12. 2.2.4. Краткий анализ прочих нетрадиционных преобразователей энергии